Гендиректор SimbirSoft об истории компании, образовании и работе с банками

Гендиректор SimbirSoft об истории компании, образовании и работе с банками


Автор
Алексей
Алексей

Генеральный директор SimbirSoft Алексей Флоринский рассказал в эфире Mediametrics о цифровой трансформации и естественном отборе в банкинге. Предлагаем вашему вниманию запись интервью и видео.



– Наш гость сегодня из очень необычной по столичным меркам компании SimbirSoft. Она находится, во-первых, не в Москве, а в городе Ульяновске, где успешно существует IT-кластер. При этом СимбирСофт является его лидером. Хотелось бы в ходе нашего разговора разобраться в этом ульяновском чуде. В этой студии уже три года мы встречаемся с представителями IT-сферы, банков, бизнеса и говорим об одном: о цифровой трансформации, о том, как под влиянием технологий меняется наша жизнь. Как я понимаю, вам меняться не надо, вы изначально «цифровые»?


– Совершенно верно. Сам я изначально айтишник до мозга костей, и цифровизация, которая происходит во всех отраслях, только радует. Плюс я работаю в этой сфере, испытываю не только пользовательский интерес, но и имею возможность влиять на этот процесс.


– Как так получилось, что вы до мозга костей айтишник?


– Я со школы знал, кем буду работать. Тогда и компьютеров не было особо, но я уже знал, с чем свяжу свою жизнь. Поступил в университет в Ульяновске, затем закончил там же аспирантуру.


– К теме университетов мы еще вернемся, а именно к вопросу подготовки кадров для отрасли. У меня вопрос о компании SimbirSoft. Правильно ли я понимаю, что компания создавалась как центр программирования для иностранных заказчиков?


– Изначально наши заказчики были из США и Японии. В России в то время не было такой потребности в IT-решениях, как сейчас, поэтому мы искали клиентов за рубежом.


– Почему это все смогло появиться в Ульяновске?


– Вопрос сложный. Нас было пять человек, ульяновцев, сооснователей SimbirSoft. В то время, наверное, было модно создавать компании, и часть из них стали очень успешными в наше время.


– Что послужило базой для такого успешного развития программирования: сильное образование в университете, может, во времена Советского Союза у вас в городе был создан мощный компьютер?


– Основа – хорошая вузовская база, два университета, которые активно развивали это направление. В год моего поступления была основана специальность «Информационные технологии», т.е. вузы шли в ногу со временем. Оказал особое влияние Ульяновский центр микроэлектроники, широко известный в СССР, в нем тогда работали приглашенные специалисты.


– Если вы знали с детства, что свяжете себя с такой перспективной отраслью, почему не перебрались в Москву?


– Сам я никогда не стремился в Москву, мы основали компанию сразу после университета. Мы чувствовали дух стартапа, общаться с клиентом на английском языке было интересно и перспективно. В моей университетской группе выпускалось 30 человек, в городе остались только трое. Спустя несколько лет мы наблюдали обратную тенденцию, когда люди возвращались в Ульяновск из больших городов.


–  Вы стартовали как аутсорсинговая компания, и насколько я знаю, что вашим первым клиентом был японский банк?


– Да, в Японии мы познакомились с предпринимателем американского происхождения, у которого было много контактов в разных сферах бизнеса. Он выявлял потребности в разработке и передавал их нам, выступая для нас заказчиком. Надо понимать, что масштабы работы были другие, мы разрабатывали вспомогательные системы, серверную часть по четко поставленным задачам.


– Говорят, это была очень интересная история: заказ взяла одна компания, передали в другую, они передали коллегам из третьей, те не справились и потом нашли вас.


– Такие ситуации встречаются и сейчас. Когда большой заказчик инициирует старт крупного проекта, у него не всегда получается выбрать надежного подрядчика. После третьей итерации он выходит на нас, и мы, отмечу с гордостью, готовы помочь с реализацией проекта “от и до”.


– Как часто вы сталкиваетесь с банковскими IT-решениями?


– В последние два года работа с банками – элемент нашей корпоративной стратегии, мы специально идем в банковский сектор, это тренд современного мира, и мы хотим быть его частью. Надо отдать должное «Тинькофф банку», который его запустил.


– А что с экспертизой?


– Под поиском экспертизы я подразумеваю подход. Например, 10 лет назад у банка, с точки зрения технологий, была большая внутренняя автоматизированная система, в которой хранятся все транзакции. Сегодня подход на предоставление банковских услуг сменился кардинально: появилась необходимость делать удобные решения для дистанционного обслуживания. Все это слагает банковские конкурентные преимущества.


– Как состоялся переход от работы от аутсорсинговых к продуктовым проектам?


– Сработал переход от количества к качеству. Разрабатывая большое количество систем, неизбежно приобретаешь экспертизу. Мы стали делать ставку на визуальную часть, UI, UX, наработали экспертизу по шаблонам поведения пользователей. К нам обращались банки без технического бэкграунда с задачей сделать удобное мобильное приложение и стать лидером рейтинга. Так мы начали работать с СКБ-банком, и уже через 100 дней они заняли четвертое место в Markswebb (а в 2019 году приложение ДелоБанк стало лучшим мобильным банком для малого бизнеса).


– Приходилось ли работать с крупными компаниями мирового банкинга?


– Безусловно планы такие были, мы активно изучали рынок и продолжаем это делать. Мы поняли, что текущие реалии российской банковской цифровизации услуг-одни из передовых в мире, что подтверждается отчетами аналитических агентств Deloitte, Ernst and Young. Мы стараемся наладить сотрудничество с иностранными банками, пока складывается ощущение, что они не готовы к трансформациям, к смене привычек своих пользователей. Мы активно работаем с Росбанком, входящим во французский Société Générale, и при встрече с коллегами со стороны заказчика я задал вопрос, как обстоят дела с предоставлением банковских услуг во Франции. Оказалось, что для них абсолютно нормально получать финансовые услуги непосредственно в банковском отделении.


– Вы говорили о том, что удавалось перетаскивать проекты на себя от зарубежных конкурентов. Но чем российские IT-компании лучше? Например, в Индии численность компаний, проектов, самих разработчиков намного выше, чем в России.


– Трудно сравнивать, потому что численность населения разная. В Индии миллиард жителей, поэтому все пропорционально больше. Если говорить про конкурентную борьбу, на мой взгляд, ответ очень простой. Мы работаем в конкурентном поле, мы должны делать свою работу очень хорошо, 100% наших клиентов должны быть довольны сотрудничеством с нами. Индийские разработчики традиционно в большинстве своем выступают в качестве IT-подразделений больших американских компаний. В инхаус-команде (IT-подразделение внутри компании не из сферы IT) дела обстоят иначе, это не совсем конкурентная среда.


– А какой средний уровень подготовки ваших сотрудников?


– В IT есть понятие грейдов: Junior, Middle, Senior. В компании одно время была принята программа по объективному измерению уровня знаний специалистов, и она продолжается до сих пор. Эта программа очень сложная, включает в себя тесты, проверки, интервью, экзаменационные задачи. На мой взгляд, наличие такой программы – уже показатель качества. Мы выходили на собеседование с разработчиками индийских партнеров и выявили одну особенность: в их компаниях разные люди делают определенные виды задач, а весь процесс работы напоминает конвейер, в то время как наши грейды рассчитаны на расширение кругозора специалистов.


– Давайте вернемся к банковским продуктам. Вы отметили, что два года назад сосредоточились на работе с финансовым сектором. Как вам приходилось работать? Ведь у банков может быть свой IT-отдел, которым они зачастую гордятся.


– Все - под эгидой цифровой трансформации. Для наглядности возьмем пример, когда человек начинает ходить в спортзал. Без тренера достижение цели маловероятно. Так же и в разработке, взаимодействие становится более эффективным, когда мы передаем свой опыт и выступаем «зрелыми аутсорсерами».


– А банки не боятся, что вы узнаете их секреты?


– Эта задача решается путем передачи экспертизы на сторону банка благодаря выстроенным процессам, техническим приемам: это обучение, документация, совместные митинги.


– Как строился процесс взаимодействия с СКБ-Банком при развитии приложения «Дело Банка»?


– Мы использовали широкий комплекс способов взаимодействия на всех уровнях: встречи в нашем офисе, в офисе клиента, разбиение на команды, подкоманды, митинги, чтобы все артефакты оставались у заказчика. Мы даже проводили исследования рынка по развитию приложения и добавлению новых функций, процесс генерации обновлений никогда не останавливался.


– Как же банки не опасаются работать с аутсорсерами?


– С каждым клиентом заключается соглашение о неразглашении коммерческой информации. Более того, каждый заказчик индивидуален и каждую идею оборачивает в свое видение, цели и в свои процессы. Одни могут выбрать коробочное решение, тогда оно будет повторяться на рынке, а другие, как банк СКБ, ставят амбициозные цели. Ведь у них тоже было коробочное решение, которое было «перепахано» вдоль и поперек, из которого в результате родился хороший индивидуальный продукт. Желание достичь высоких показателей не даст самой возможности копировать.


– У вашей компании всегда было много конкурентов. Почему вы решили, что вы лучше?


– В сфере банковских продуктов много игроков, и мы пришли на своей волне «новых фронтальных систем». Существует глубокий большой банковский внутренний софт, к нему делается некий фронт в виде веб- и мобильных решений, наша экспертиза и стратегия – в этой части.


– Каковы тренды развития рынка аутсорсинга в России?


– Я выделяю три позиции, которые помогут быть в тренде компании-аутсорсеру. Первый пункт – продуктовость, необходимо понимать цели, предлагать идеи по развитию, мыслить, как будто это твой личный продукт. Второй – сокращение time-to-market. Сейчас как никогда важна необходимость частых релизов, доставки нововведений до пользователей, постоянный эффект новизны. В целом это очень сложный процесс, и мы реализуем ряд технических, административных и организационных мер для сокращения времени выхода продукта на рынок. Третий пункт – передача экспертизы. Мы выстраиваем партнерские отношения с заказчиком для совместного развития решения.


– Как обстоят дела с внедрением процессов по сокращению time-to-market у заказчиков?


– Не так быстро, как нам хотелось. Особенно у банков, т.к. есть необходимость проходить проверки службы безопасности для получения доступа к той или иной системе. И даже несмотря на этот фактор есть позитивная динамика.


– В начале становления вашей компании вы позиционировались как стартап. Как вы думаете, есть ли место стартапам в наше время?


– Безусловно есть! Те же «Точка банк» и «Модуль банк» – решения, которые очень  быстро стали популярными после выхода на рынок, их основали группы предпринимателей. Сейчас самое благоприятное время для решений, так как технологии становятся доступными и люди в них верят, жизнь становится удобней. Особенную популярность они снискали у поколения Z, для которых такие решения – норма жизни.


– В свое время появилось симбирско-ульяновское чудо, когда ряд компаний захватили рынок. Создаются ли сейчас стартапы?


– Активного роста новых компаний сейчас нет. Вся основная активность – через IT-сообщества и конференции, например, «Стачку», которая проходит уже 8 лет и на которую приезжают несколько тысяч человек из разных регионов.


– Проводите ли вы мероприятия для молодежи?


– Мы проводим хакатоны, курсы по направлениям, летний интенсив, где можно получить практические навыки разработки. Для молодежи есть огромное количество возможностей.


– Я слышал, что в Ульяновске есть дефицит кадров и компании готовы трудоустроить каждый год до 1 тыс. выпускников. Как вы справляетесь с этой проблемой?


– Мы пропагандируем работу в IT-сфере, чтобы в вузы шло больше школьников, сами работает с вузами. Уходим в регионы, у нас есть филиалы в Самаре, Казани, Саранске, Димитровграде. Мы создаем лучшие условия и идем в регионы, где есть кадровый потенциал.


– Вы готовы работать со студентами второго, третьего курса, или вам нужны готовые специалисты?


– Любой выпускник вуза, активно интересующийся разработкой – потенциальный сотрудник IT-компаний. Работа со студентами осуществляется в рамках курсов, конференций, интенсивов, чтобы не допустить перекос, когда студенты уходят на работу, не доучившись в вузе.


– Как вам удается поддерживать в компании дух стартапа?


– Мы прикладываем усилия. В компании более 600 человек, некоторые иногда даже не знают друг друга, так как находятся в разных городах. Мы делим их на компактные и мобильные команды по интересам, проектам и даем возможности самовыражения: сотрудники у нас раскрашивают стены, потолки в офисе.


– Дайте людям раскрасить стены! На этом мы заканчиваем. Большое спасибо, Алексей! Это было начало большого разговора, было бы интересно еще раз с вами встретиться.

Почувствуйте наш подход и повторите
успех наших клиентов

Напишите нам
МАКСИМ БЕЛЯКОВ
МАКСИМ БЕЛЯКОВ
СЕРГЕЙ ИСАКОВ
СЕРГЕЙ ИСАКОВ